Сибирский кадетский корпус

( 1882 – 1907 )

 

С преобразованием военных гимназий в кадетские корпуса в июле 1882 г. перед ГУВУЗ Военного министерства ставилась цель создать такие военно-учебные заведения, которые готовили бы воспитанников для поступления в военные училища.

На 1 января 1882г. в Сибирской военной гимназии обучалось 352 учащихся. (ф.19, оп.1, д.212, л.28). 5 сентября 1882г. директор СКК объявил в приказе поименный список всех кадет корпуса (ф.19, оп.1, д.210, лл.6 об-13).

Изменения заключались в приближении учебного процесса, жизни кадет к “военным условиям” – получение кадетами оружия, введение ряда военных должностей для воспитательного состава, замена гражданских лиц на должностях воспитателей офицерами, введение лагерных сборов, строевых рот (ф.19, оп.1, д.234, лл.22-25). В кадетских корпусах были введены новые правила внутреннего распорядка (ф.19, оп.1, д.234, лл.37-38). Все эти нововведения были закреплены Высочайше утвержденным 14 февраля 1885г. Положением о кадетских корпусах.

В 1887г. в СКК для сыновей служащих Приамурского и Иркутского округов были установлены вакансии, для них был открыт специальный приготовительный класс (ф.19, оп.1, д.259).

Весной 1886г. корпус ревизировал представитель ГУВУЗ генерал-майор Васютинский. Одним из главных упущений он назвал “недостаток внутренней связи между воспитателями и кадетами”, (ф.19, оп.1, д.246, л.5 об). Последовавшие затем меры должны были укрепить эту связь. Офицеры-воспитатели корпуса начали систематически повышать свою квалификацию на курсах, проводимых ГУВУЗ. Им вменили в обязанность общаться с кадетами и в домашней обстановке – в период отпусков и т.п.

Больше уделялось внимания “личности” кадет, было увеличено время для внеклассных занятий физкультурой, музыкой, танцами. В корпусе проводились музыкально-литературные вечера с приглашением гостей, кадетам показывали “туманные картинки”, приглашали артистов. В подвальном этаже здания были устроены слесарная и токарная мастерские, оборудован гимнастический зал.

Необходимым условием воспитания кадет считалось посещение выставок, музеев, знакомство с работой предприятий. Так, в 1896г. делегация сибирских кадет знакомилась в Нижнем Новгороде с экспонатами Всероссийской промышленно-художественной выставки, в 1902г. были организованы экскурсии в Омские железнодорожные мастерские. В период летних лагерей кадеты выращивали овощи, ухаживали за цветами,  фруктовым садом, занимались посадкой деревьев. В корпусе была открыта школа грамотности, где кадеты старших классов обучали нижних чинов служительской команды чтению.

В 1891г. корпус начал подготовку к приезду в Омск цесаревича Николая Александровича. Были снесены ветхие бараки на территории корпуса. (ф.19, оп.1, д.278). Кадеты участвовали в общем параде войск, в церемонии закладки Успенского собора. Во время пребывания в Омске  (июль 1891г.) цесаревич посетил лагеря корпуса. Ему был преподнесен альбом с рисунками кадет видов лагеря, была исполнена встречная песня, сочиненная кадетами. Корпусу был пожалован фотопортрет цесаревича с его надписью.

В 1898г. СКК отмечал 50-летие храма корпуса. Программа праздника включала в себя панихиду по умершим императорам, божественную литургию, чтение краткого исторического очерка устройства храма, праздничный завтрак на 350 кадет и 187 гостей (ф.19, оп.1, д.340). Традиция пожертвований на корпусную церковь не забывалась.

В 1903г. директор СКК обратился к Епископу Омскому и Семипалатинскому Гавриилу с просьбой преподать благословение омскому  мещанину С.А. Суханову, соорудившему купол при входе в  церковь и пожертвовавший позолоченный крест (ф.19, оп.1, д.427, л.163). Он позднее был освещен и поднят на крышу главного здания церкви.

Период русско-японской войны был отмечен взрывом патриотических чувств. В это время в стенах корпуса шел сбор средств на нужды войны, на “усиление” русского флота, на Красный Крест, на нужды семей воинов, призванных в действующую армию. В те дни кадеты приняли решение отказаться от сладкого блюда за обедом и ежегодного танцевального вечера в пользу флота. Позднее СКК получили известие, что первым павшим на поле брани в этой войне оказался выпускник СКК подпоручик Семенов. Выпускники корпуса были отважными защитниками Отечества.

В 1906 г. был произведен сбор сведений о воспитанниках корпуса, убитых и умерших от ран. Было принято решение занести их имена на черные мраморные доски в церкви корпуса. Были составлены списки Георгиевских кавалеров Русско-Японской войны. В список вошли имена Николая Андреева, Василия Гаврилова, Николая Гантимурова, Иннокентия Голдина, Павла Лагунова, Иннокентия Кирикова, Лавра Корнилова, Владимира Музеуса, Николая Попова, Николая Резанова. До этого на доски были занесены и имена выпускников корпуса, погибших летом 1900 г. под Благовещенском в боях с китайцами.

В этот период в корпусе создавался ряд именных стипендий.

В 1883г. преподаватель корпуса К.В. Ельницкий пожертвовал 500 рублей для учреждения стипендий в память коронования императора Александра III (ф.19, оп.1, д.223, л.3), а немного ранее были учреждены именные стипендии Ф.Л. Чернавина    бывшего городского головы, 25 лет прослужившего в корпусе (ф.19, оп.1, д.194, л.26) и др.

Долгие годы в кадетском корпусе работала целая плеяда высокообразованных, выдающихся преподавателей.

В 1895, 1903гг. СКК отмечал награждение знаком отличия беспорочной службы (40 лет) инспектора классов полковника Н.П.Андреева, преподавателя Л.Буланже, в 1898г. орденом святого Владимира 4 ст. за выслугу в классных чинах (35 лет) был награжден К.В.Ельницкий.

Штатный преподаватель русского языка К.В.Ельницкий был определен на службу 9 июня 1872г. Он был автором ряда учебников, по которым изучали русскую словесность. Корпус по достоинству гордился такими людьми, состоящими на его службе. В 1910г. вышел на пенсию штатный преподаватель французского языка П.И.Мозер, проработавший в корпусе 37 лет, за это время не пропустивший ни одного урока, –  автор учебников принятых для обучения в кадетских корпусах. Сын Петра Ивановича, Петр после окончания СКК также был зачислен в корпус офицером-воспитателем (ф.19, оп.1, д.924).

В их ряд можно добавить имена Н.Ф.Костылецкого, Г.Е.Катанаева, И.Я.Словцова, В.П.Лободовского, отца Александра Сулоцкого и др.

Самым строжайшим образом следили в корпусе за “образом мыслей” кадет. ГУВУЗ регулярно высылало в корпус циркуляры о принятии мер к ограждению учащихся от подпольной литературы, против распространения в учебных заведениях преступных идей, рассылались списки лиц, которым была воспрещена педагогическая деятельность из-за своей политической “настроенности”. Но изолировать кадет от распространившихся “социалистических учений” вряд-ли уже было возможно. Случаи обнаружения у кадет запрещенной литературы разбирались тщательно.

1870г. –  найдены противоправительственные брошюры у Юдина, Михайлова, Грязнова – бывших воспитанников СВГ. Омским жандармским управлением были вскрыты сношения трех кадетов с участником Чигиринского восстания Фингаретом, знакомивших ребят с основами социализма (ф.19, оп.1, д.209).

В 1885г. за хранение и переписку запрещенной литературы был уволен из корпуса кадет Дулепов (ф.19, оп.1, д.241) и т.д.

В октябре 1908г. директор корпуса установил наблюдение за тремя преподавателями корпуса – членами Омского общества попечения о начальном образовании, в библиотеке которого при обыске были найдены нелегальные издания.

Каждое такое событие было для руководства корпуса чрезвычайным происшествием. Непреклонной была для них истина – кадеты и преподаватели должны быть безоговорочно преданы монарху.

Большой заботой для руководства корпусом было и содержание в надлежащем порядке своих зданий и помещений. В 1879г. был заключен договор на перестройку здания СВГ с бобруйским купцом Шмуйлой Лодзинским, занимавшимся строительными работами вплоть до 1896г. (ф.19, оп.1, д.195). В 1882г. началось строительство двора для игр воспитанников, тротуаров вокруг зданий гимназий, пристроек к квартирам штаб-офицеров (ф.19, оп.1, д.218).

В 1909-1915гг. в корпусе переустраивались водопровод и канализация (ф.19, оп.2, д.38), велось строительство собственной электрической станции (ф.19, оп.2, д.47).

 

на  начало